Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-
 

Венком из роз венец терновый

 

С. Мрочковская-Балашова

 

Чудовищное преступление в поезде «Одесса–Киев»

В начале июня 1900 года южный край России был потрясен вестью о новом преступлении на Юго-Западной железной дороге. Незадолго до этого в скором (именовавшемся в то время «курьерским») поезде №9, следовавшем из Киева в Одессу была убита 28-летняя дворянка Олимпиада Горич. Как установило следствие, накануне вечером она села в поезд на станции Врадиевка, неподалеку от которой жила в имении Ржанчицкого. По утверждению проводника, ночью не выходила из купе. А утром в нём, по прибытии поезда в Одессу, был обнаружен её зверски изувеченный труп. Полиции не удалось установить преступника.
И вот снова в газетах кричащие заголовки о новом убийстве. Ниже – текст одной из газетных публикаций:

«Утром 9 июня около станции Попелюхи в купе 1-го класса почтового поезда № 4, шедшего из Одессы в Киев, совершено зверское убийство. Жертвой стала дворянка Софья Володкович. Труп убитой лежал на диване, тщательно прикрытый пальто и платком. Ремни у саквояжа располосовали ножом, а сам саквояж, в котором находились деньги и заграничный паспорт, оказался пустым. Так же был разрезан кожаный сак, и в нем перерыто все содержимое. Шкатулка, в которой хранились ценные вещи, изломана.
Большая часть драгоценностей похищена, а остальные валялись возле трупа.
На месте преступления был найден нож в костяной оправе. Он был воткнут в спинку дивана.
На полу стояла откупоренная бутылка минеральной воды, которой убийца вымыл окровавленные руки. Словом, вся обстановка купе представляла следы убийства и ограбления.
Врачебным осмотром и вскрытием трупа установлено, что жертва была убита без всякого с ее стороны сопротивления. Одна из пяти ран, усмотренных на ее голове, нанесена каким-то тяжелым орудием — молотком или чем-то подобным. На груди и спине — 14 колотых ран, нанесенных обоюдоострым орудием…

Осмотр документов и показания лиц, знавших пострадавшую, говорят о том, что она принадлежала к богатой дворянской семье из Польши и постоянно проживала в Кракове. В Одессе она гостила у своих родственников. Выехала вечером 8 июня в отдельном купе, которое заперла на ключ между станциями Раздельная и Веселый Купи При ней были значительные деньги, выигрышные билеты 1-го и 2-го займов.
…В день убийства около 5 часов утра недалеко от станции Затишье ремонтный рабочий В. Васютинский нашел возле рельсов заграничный паспорт на имя Володкович. Сие обстоятельство в связи с тем, что на ближайшей станции Перекрестово – это к северу от Затишья – почтовый поезд № 4 скрещивается с пассажирским № 9, идущим в Одессу, приводит к выводу, что убийство совершено на перегоне между станциями Ивановка и Затишье, и что убийца после совершения преступления пересел на встречный поезд№9 и скрылся. Есть веские предположения, что это тот самый человек, который на этой же железной дороге убил О.Горич и покушался на жизнь купчихи Шполянской и ее горничной. Идут интенсивные розыски убийцы
».
[71]

Не знаю, как вы, читатель, но я обомлела, увидев имя жертвы. Неужели речь идет о нашей пани Софии Володкович? Дальнейшие поиски в Интернете подтвердили: да, именно она стала жертвой этого чудовищного злодеяния
.[72]

Краковская газета «Czas» («Время») сообщила о происшествии. в субботнем вечернем выпуске от 10/23 июня1900 г: «Вчера ночью пани Стефания Куницка, управляющая дворцом Володковичей, получила телеграмму: «Пани Володкович убита в поезде, тело задержано на станции Попилюхи. Бронислава
[73]». Так что, по всей вероятности, преступление совершено с целью ограбления этой широко известной, уважаемой и пользующейся почтением особы».[74]
«Пани Володкович – комментирует далее Божена Костух, – как раз возвращалась в Краков из Одессы, где среди прочего собирала пожертвования на свою благотворительную деятельность. На обратном пути она собиралась навестить дружеские семейства (zaprzyjażnione rodziny )*. Ехала в купе 1 класса поезда № 4, так называемого почтового, который отправлялся из Одессы в 20.56 и около 6 часов утра прибывал на станцию Попелюхи. Здесь она намеревалась сойти. Тело обнаружил прислуга, которая пришла помочь пани одеться".

* Выражение «zaprzyjażnione rodziny » можно перевести и как дружественная родня, родственники, а в современном польском языке употребляется и для обозначения приемных родителей. Заостряю на этом внимание в связи с любопытной информацией, сообщенной автором статьи чуть ниже: «Несмотря на проведенное следствие, не удалось обнаружить виновника преступления. Останки пани Володкович временно поместили в склепе Чарномских в Черномине, в двух верстах от Попелюхи. В Краков тело привезли через полгода с лишним. – похороны в Кракове состоялись 23 февраля 1901 года».(Б. Костух, стр.31).

Вероятно, Чарномские и были одним из «дружеских семейств» (а, быть может, даже родственных), которые собиралась посетить пани Володкович. Естественно возникло желание прояснить характер её отношений с Чарномскими и соответственно понять причину, побудившую их предоставить семейную усыпальницу для сохранения тела убитой до окончания расследования преступления.

Владельцем имения в Черномине Песчанской волости Ольгопольского уезда Подольской губернии (ныне село Песчан в Винницкой области) в начале ХХ века был Николай Николаевич Чарномский. На 1914 г. он числится в списке землевладельцев Ольгопольского уезда.
[75] Он был сыном Николая Генриха Чарномского и внуком Николая Чарномского-старшего[76], сумевшего возвысить до знатности свой захудалый к тому времени род. Человек этот примечательный во всех отношениях –ловкий, сметливый, нахрапистый, с недюжинной предпринимательской хваткой. К тому же, надо полагать, обладал изрядными мужскими достоинствами, коли довольно долго пребывал в любовниках Софии Глявоне-Потоцкой. При этом сумел втереться к ней в доверие и стать управляющим финансами всего её огромного состояния. А, следовательно, как и полагается казначею, воровал. Наворовал у графини так много, что в начальных годах XIX века приобрел у подольского генерал-губернатора Т.И. Тутолмина его имение в селе Разбойная, затем построил в нём великолепнейший дворец. Переименовал поместье из Разбойного в Черномин – якобы, для «благозвучности», а в сущности, чтобы его название не ассоциировались с его собственными разбойными аферами.

 
Северный фасад дворца Чарномских в Черномине   Южный фасад дворца. Снимки 1914 г


Дворец Черномин на рис. худ. Наполеона Орды, 1870 г. [77]

В этом огромном доме Николай Николаевич Чарномский, будучи неженатым, вероятно, жил с матерью Елизаветой Иосифовной, а, может, и с отцом Николаем Николаевичем 1-м, если он  ещё был жив к тому времени – дата его смерти пока не установлена. В летний период к ним в усадьбу наезжали родственники и прежде всего сестра хозяина Мария Водзицкая с мужем и детьми. Так что к моменту намечавшегося визита Софии Володкович к Чарномским здесь, наверняка, собралась вся родня. Только вот вопрос о том, что связывало представителей этих двух семейств, остается безответным.
[78]

Но вернемся к публикациям краковской газеты “Czas”, в нескольких своих выпусках излагавшей детали и мотивы жестокого убийства «столь известной и уважаемой дамы» пани Володкович.

«После первого удара в голову пани Володкович было нанесено еще 14 ножевых ран, 9 из которых были смертельными<…> Тело еще не остыло, когда его осматривал железнодорожный врач, это стало основанием для заключения, что убийство видимо произошло за две станции до Попелюхи. Как отмечает пресса, убийца подозревал, что пани София везла большую сумму наличных денег, так как в Одессе она собрала несколько тысяч рублей».

И самое удивительное то, что она взяла эту наличность (вместе с выигрышными билетами 1-го и 2-го займов) с собой в поезд, вопреки своим навыкам, ибо «была всегда столь осторожна, что выбираясь, к примеру, даже в Карлсбад (…), не брала в дорогу не только денег, но даже часики. Не раз говорила своим близким, что очень боится нападения убийц и проявляла всяческую осмотрительность. Словно предчувствовала свою смерть именно от этого». (“Czas”, №161, вечерний выпуск от 25/9.06.1900), стр.2]

Вначале полагали, что тело покойницы сразу же будет перевезено в Краков. Поэтому после сообщения о смерти пани Володкович из Пшемысля приехал ксёндз епископ Иосиф Себастьян Пельчар (см. прим. 62), чтобы принять участие в её похоронах. Но, как сообщалось выше, погребение было отложено до окончания следствия. Так что епископу после исполнения обязанностей душеприказчика по завещанию Володкович, пришлось через несколько дней возвратиться обратно. Оглашение завещания состоялось 26/13 июня 1900 г. в 10.30 утра в земском поветовом суде Кракова. Согласно воле завещательницы, недвижимость (дом на углу улиц Любич и Павей) после её смерти должна быть продана, большая часть вырученной от продажи суммы предопределялись сёстрам «Пресвятого Сердца Иисуса». Оставшиеся средства назначалась нескольким другим благотворительным организациям и обществам
.
[79]

Следствию все-таки удалось обнаружить убийцу Софии Володкович. Им оказался именно тот самый преступник, который убил Олимпиаду Горич, а также, как и предполагал руководивший расследованием жандармский полковник Мадатов, «покушался на жизнь купчихи Шполянской и ее горничной» (следующее преступление всё в том же поезде). Так что розыски злодея велись одновременно сразу по всем трем последовательным преступлениям на Южной железной дороге. Следы преступника неожиданно обнаружились в Николаеве. Оттуда в Одессу пришла телеграмма от обер-полицмейстера города: «Задержан предполагаемый убийца на ж.д.».

Эпилог расследования изложен в той же книге Валентина Лаврова «Блуд на крови»:

«Итак, в ювелирной лавке Цукермана околоточный надзиратель Бабков задержал подозрительное лицо. При обыске у задержанного были обнаружены 365 рублей наличными, перевод на 1700 рублей, паспорт Нижегородской мещанской управы на имя Петра Алексеева Малышева и множество золотых изделий, которыми были набиты брючные карманы: цепочки, часы, кольца с рубинами и бриллиантами, браслеты и кулоны.
В сюртуке лежала квитанция на оплату номера в одесской гостинице «Болгария». Когда сделали там обыск, обнаружили четыре золотых браслета, куски золотого колье, аметистовые подвески от колье, множество бриллиантов, золотую брошь с сапфиром и прочее. Кроме того, нашли карту железных дорог Российской империи с обведенными кружками станциями Затишье, Ивановка, Врадиевка и другими.
Кроме того, в номере стояла большая жестяная коробка, в которой находилось более полутора десятков баночек и пузырьков с ядами и химикатами: с цианистым калием, экстрактом белладонны, опия, морфия, хлороформом и другими для одурманивания жертвы.
Для опознания вещей были приглашены родственники убитой Володкович. Они указали на несколько предметов, которые ей принадлежали. Очевидно, что и остальное было добыто преступным путем, но хозяев драгоценностей обнаружить не удалось.
Выяснилось, что Малышев, парень 28 лет, прежде работал на железной дороге — десятником, затем подрядчиком. От отца получил приличное наследство и промотал его. Желая поправить материальное положение, занялся убийствами и грабежами. Еще в 1895 году был осужден за воровство на пароходе, где влез через открытый иллюминатор в каюту 1-го класса. Отсидев по приговору суда четыре месяца, принялся за старое.
На суде цинично заявил: «Воруют все, но попадаются только некоторые».
Суд присяжных приговорил П. А. Малышева к бессрочной каторге
».
------
Следствие завершилось. Преступник найден и приговорен к пожизненному лишению свободы. Оказалось ли оно пожизненным или же – как знать – через 17 лет злодей был помилован новым революционным правительством, как борец (подобный его тёзке-народнику) за свободу народа против его угнетателей – капиталистов?

Тело невинно убиенной Софии привезли в Кракове через полгода. Похоронили 23 февраля 1901 г. на том же Кладбище Раковицкого (участок „U”) рядом с мужем и сыном. К их именам, высеченным на могильной плите, было добавлено и её имя. Ныне эти надписи нелегко читаются.



Сами могилы снесены или же сравнены с землей и зацементированы под ступенями часовни. Что иллюстрирует следующий снимок из архивного альбома краковского кладбища Rakowice (Раковице).
[80]



Сёстры-сердцеанки из общества Христова, видать, позабыли о своей благотворительнице. А часовня за перенесенной с могилы надгробной плитой, некогда осенявшая захоронение Володковичей,  числится теперь в кладбищенских реестрах имуществом этого общества. И мало кто ныне помнит, что каплица эта была воздвигнута пани Софией в память о муже и сыне.
-----

Примечания и комментарии


[71] Цитата из документальной книги Валентина Лаврова «Блуд на крови», где доподлинно воспроизводится газетное сообщение: http://www.e-reading-lib.com/bookreader.php/32453/Lavrov_-_Blud_na_krovi._Kniga_pervaya.html

[72] На ресурсах Интернета я обнаружила несколько публикаций об этом преступлении. Все они почти одинаково, лишь с некоторыми дополнениями и небольшими расхождениями в деталях, передают его суть. Документально подтвержденная информация о смерти Софии Володкович в статье Божены Костух (Б. Костух, стр. 31) подтверждает правдоподобность этой трагической истории.

[73] Бронислава – вероятно, управляющая делами Константина Володковича – деверя Софии Володкович, у которого она гостила в Одессе.

[74] Газета «Czas» («Время»), от 23 .06.1900 г., № 160, с.2. Информации из статьи Б. Костух, стр. 31.

[75] Список Землевладельцев Ольгопольского уезда на 1914 год

[76] Чарномский Николай (Mikołaj Czarnomski h. Ślepowron), даты жизни неизвестны, предположительно родился в начале 1790-х годов, служил казначеем у гр. Софии Глявоне-Потоцкой, матери гр. Болеслава Станиславовича Потоцкого. Был женат на Кларе Ярошинской (Klara Jaroszyńska).
Чарномский Николай Николаевич [Czarnomski Mikołaj Henryk (род. ок.1828 г.)] – сын предыдущего, с 1841 г. воспитанник Императорского Царскосельского лицея (с 06.07.1843 года — Александровского Лицея, переведенного из Царского Села в СПб.). Ниже фрагмент с именами выпускников 1845 г., удостоенных чина Х класса:

Жена Чарномского Н.Н (с 14 мая 1853 г.) Елизавета Иосифовна Шембек [Elżbieta Stanisławą Szembek h. Własny (1827 – 1918)]. От брака с ней имел двоих детей: дочь Мария Николаевна Чарномская (Maria Czarnomska h. Ślepowron) (1856 – 1929), с 17.08.1881 г. замужем за гр. Станиславом Водзицким [Stanisław hr. h. Leliwa (04.01.1843 – 19.05.1931) и сын Чарномский Николай Николаевич – 2-й [Mikołaj Marian Czarnomski (1860 – ?)], остался холостяком и, следовательно, был последним по мужской линии владельцем поместья Чарномских.

Источники: 1) Оцифрованная копия книги И.Селезнева «Исторический очерк Императорского бывшего Царскосельского лицея за первое его пятидесятилетие, с 1811 по 1861 год». СПб, 1861. Приложение XLII: Списокъ воспитанникамъ Императорскаго, бывшаго Царскосельскаго, ныне Александровскаго Лицея, окончившимъ полный курсъ наукъ. Выпуск 1845 г., стр.163. Приложение XIV: Алфавит, воспитывавшимся въ Лицее, стр.189.
2) Ród TARNOWSKI , h. Leliwa, and their Relatives;
3) Pałac w Czarnominie koło Bracławia: republikanie/winnica
4) Блог Сергея Котелко. Czarnomin: http://sergekot.com/czarnomin/
5) T. Bobrowski, Pamiętnik mojego życia, t. 2, Warszawa 1979, s. 261

[77] Изображение, как и два предыдущих,  с сайта Pałac w Czarnominie koło Bracławia: republikanie/winnica

[78] Хотя некоторые совпадения заставляют задуматься. Свадьба Н.Н. Чарномского с Е.И. Шембек состоялась 4 мая 1853 г.в Бершади (Черномин | Путешествия Историей. Блог Сергея Котелко ). Бершадьское имение граф Петр Мошинский получил в качестве приданого от своей первой жены Иоанны Мощинской. (Dolsk | wolhynia ). Не связаны ли между собой неким образом эти два факта? Возможно, изучение архива Мошинского могло бы дать ответ на это предположение.

[79] Сведения из статьи Божены Костух (стр.31). Распоряжения завещания опубликованы в газете “Czas”от 26.06.1900 (№ 162, стр.2), текст его также помещен в «Календаре краковском Юзефа Чеха на 1901 год» (с.93).

[80] Kraków - Rakowice http://www.genealogia.okiem.pl/foto2/thumbnails.php?album=15

 

Если вы хотите оставить свой отзыв на публикацию, воспользуйтесь следующей формой:
Написать автору сайта С.Мрочковской-Балашовой



 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-
© 2005-2012 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.br />br /> span>