Пушкин в творчестве Светланы Мрочковской-Балашовой
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-


Тайная супруга Дантеса   

С. Мрочковская-Балашова
   Графиня София Б. Версия II.
 
    София Александровна Бобринская. Акварель П. Соколова.
Я уже говорила о роли Бобринской в слухах об увлечении Дантеса Пушкиной. Априори могла существовать и другая причина интереса Бобринской к Дантесу. Предположим, что до ноября 1835 она была возлюбленной Дантеса. Отвергнутая им графиня имела основания и для обиды и для мести. Геккерен рассудил - Бобринская немедленно поделится с царственной подругой сногсшибательной новостью. Александра Федоровна тут же передаст ее Императору. Николай, зная африканскую вспыльчивость Пушкина, не допустит скандала и отечески пожурит кавалергарда. Рассудительный Жорж, не желая портить себе карьеру, откажется от Пушкиной...

В переписке Императрицы с Бобринской содержится намек на отношения графини с Дантесом. Как вы поживаете на ваших Островах? Кто вас навещает, кто верен вашим предвечерним собраниям? Я вспоминаю бедного Дантеса, как он бродил перед вашим домом. (из письма Бобринской от 21 июля 1838 г.). Сказано мало, но вместе с тем и много. Александра Федоровна щадит чувства Бобринской и, чтобы не обидеть намеком, объясняет причину этого неожиданного воспоминания: читала “Онегина” Пушкина, описание дуэли напомнило ту печальную историю. Одно место меня поразило своей справедливостью, напомнив о Бархате: В красавиц он уж не влюблялся И волочился как-нибудь; Откажут - мигом утешался, Изменят - рад был отдохнуть. Он их искал без упоенья И оставлял без сожаленья - подчеркнуто Императрицей. Она оправдывается своим “Бархатом”, но не его, а именно Дантеса напомнил ей этот пушкинский пассаж. Представим, что красавчик-кавалергард не только бродил перед домом графини. Но заходил и внутрь, посещал ее предвечерние собрания.

О том, что навещал, что сумел стать «mon ami» в доме Бобринских, свидетельствует сам Дантес. Отрывок из его первого письма Геккерену:
Вы помните, конечно, какая ужасная была погода, когда мы расстались. Так вот! Она стала еще хуже; непогода разыгралась, стоило нам выйти в открытый залив; так что хороши же мы были; во-первых, Брей, который поначалу так важничал на большом судне, теперь не знал, какому святому молиться, и тотчас принялся возвращать в точности не только обед, съеденный на борту, но все предыдущее за прошлую неделю (...); граф Лубинский был вполне приличен в отношении опорожнения, но жалок умом, ибо не вполне отчетливо соображал; Барант неподвижно лежал навзничь, без шинели, посреди палубы, но держал парус от Кронштадта до Петербурга (...); нет нужды называть вам героя экспедиции, вы уже догадываетесь! Да, Бобринский был великолепен, спокойный, импозантный в опасности, ибо опасность была, по его утверждению, чрезвычайная. (Подч. мною - С.Б.)
[1]

Итак, граф Бобринский, в мае 1835 г. был уже в такой степени близости с Геккереном и Дантесом, что в дружеской компании провожал до Кронштадта уезжавшего за границу голландского посланника. Что происходило за кулисами этих почти панибратских отношений с супругом графини Бобринской, мы можем только предполагать.

Пофантазируем далее. Смелый и развязанный... очень красивый... избалованный постоянным успехом в дамском обществе (эпитеты Трубецкого) француз не пропускал вечера графини, открыто выражал ей свое восхищение, оказывал знаки внимания, отпускал комплименты. Графиня поддавалась его обаянию. И вот, улучив подходящий момент, Дантес проявил бульшую требовательность и сумел добиться успеха. Бушующая вокруг эпидемия сладострастия могла захватить и Бобринскую. Его пьянящий дурман не мог не щекотать нервов красивой и еще сравнительно молодой графини - ровесницы Императрицы. Дурной пример заразителен. Коли сама царица безустанно меняла своих любовников, почему бы графине не вкусить этого не столь уж запретного сладостного плода? В обществе она слыла благоверной, очаровательной и умной женщиной. Именно благодаря своему уму вела себя осторожно и не давала повода для сплетен. Письма Императрицы - единственное свидетельство ее возможного романа с Дантесом. Связь могла начаться еще в 1834 году, продолжалась до ноября 1835 г. А потом ветреный кавалергард увлекся другой - молодой, первой красавицей Петербурга - Пушкиной. И оставил без сожаленья свою верную «Супругу».

Еще одна ниточка к моему предположению - 19-20 марта 1837 г. Александра Федоровна в очень деликатных выражениях сообщает графине о завершении суда над Дантесом и о приговоре - высылке за границу и пытается утешить: Это все-таки лучшее, что могло с ним случиться. Несколько деликатная интонация (...) позволяет догадываться, что отъезд Дантеса был для Бобринской огорчителен, - писала Эмма Герштейн.

Эмма Герштейн и Семен Ласкин подозревают Бобринскую в причастности к интригам против Пушкина. Но вспомним ее ноябрьское письмо мужу: Перед нами разыгрывается драма, и это так грустно, что заставляет умолкнуть сплетни. Анонимные письма самого гнусного характера обрушились на Пушкина. Все остальное - месть, которую можно лишь сравнить со сценой, когда каменщик замуровывает стену. Посмотрим, не откроется ли сзади какая-нибудь дверь, которая даст выход из этого положения. Посмотрим, допустят ли небеса столько жертв ради одного отмщенного!
[2] Могла ли кривить душой Бобринская в послании к супругу? Оно не предназначалось для чужих глаз, а посему ему можно верить. В нем сочувствие к Поэту, мудрая прозорливость в роковом исходе грустной драмы и осуждение анонимных писем. Думаю, и этого достаточно для оправдательного приговора Бобринской. Есть в нем и еще один оставшийся без внимания факт - София Александровна одна из немногих посторонних знала о гнусном характере анонимных писем. Об этом, бесспорно, ее осведомила Императрица. Таким образом, можно больше не сомневаться в сути встречи Пушкина с Императором, засвидетельствованной в камер-фурьерском журнале 23 ноября 1836 г., ­ разговор шел об анонимных письмах. Царь потребовал объяснения причин вызова на дуэль. Поэт пересказал ему содержание пасквилей, при этом именно так и назвал их - гнусными (но не показал их царю, пощадил его самолюбие), а также двух своих неотправленных писем - Геккерену и Бенкендорфу. После этого отпала необходимость отправлять их - ведь Бенкендорф присутствовал на этой аудиенции. И должно быть, Император обязал его переговорить с голландским посланником.

Предположение о любовной связи Дантеса с графиней Бобринской остается априорным - из-за отсутствия других свидетельств. Ее «интерес» к арестованному Дантесу можно объяснить и совсем иными причинами - кавалергард вместе с товарищами Трубецким, Григорием Скарятиным и другими постоянно вертелся около Императрицы. Ее прежнее расположение к красавчику угасло, но любопытство к нему осталось. Чтобы удовлетворить его, впрочем и свое собственное, Бобринская лезла из кожи: ...ничем другим я вот уже целую неделю не занимаюсь, и чем больше мне рассказывают об этой непостижимой истории, тем меньше я что-либо в ней понимаю., - писала она в том же письме мужу от 25 ноября 1836 г. Во время суда над участниками дуэли Императрица и графиня информировали друг друга о Дантесе. Бобринская продолжала визиты к Геккерену, чтобы выведывать у него новости. И как благовоспитанный человек передавала приветы арестованному. В данном случае это могло быть всего лишь элементарной вежливостью. Даже при условии, что именно Бобринская была одной из двух высокопоставленных дам - поверенных Геккерена, этого факта совсем недостаточно для вынесенного приговора: Графиня была врагом Пушкина! Необходимы и другие, более существенные доказательства!

Помимо уже рассмотренных “улик” из дневника и писем Императрицы Александры Федоровны, в биографии Бобринской я обнаружила еще одну зацепку для моей версии о тайной Супруге. По одним сведениям (Черейский, П. Долгоруков, Бартенев и др.) у нее было три сына - Александр, Владимир и Лев. По сведениям же Смирновой у нее родилось четверо детей, все мальчиков. Куда исчез один мальчик - неизвестно. И был ли он вообще? А если все-таки был - не умер ли он в августе 1835? Ведь память у Смирновой была уникальной и, будучи любимой фрейлиной Императрицы, она постоянно общалась и с Бобринской.

Графиня в молодости была отчаянной сердцеедкой. Смирнова-Россет рассказывает презабавный эпизод: влюбленные в графиню Софию Жуковский и Василий Перовский устроили между собой соревнование - на кого чаще взглянет красавица. Во время обедов в Павловском дворце они усаживались за стол визави Софии Самойловой, катали из хлебных мякишей шарики и с их помощью отчитывали число брошенных обворожительной графиней взглядов на каждого из них. Когда Самойлова отдала свое сердце и руку внуку Екатерины II Алексею Бобринскому, Перовский в отчаянии прострелил себе указательный палец.

Бобринские вернулись из деревни в Петербург осенью 1831 года. Это подтверждает запись в дневнике гр. Фикельмон от 1 октября 1831 г.: Вчера я нанесла визит Софии Бобринской, которая вернулась из деревни, где провела несколько лет подряд. Здесь она пользуется репутацией любезной и остроумной женщины. Я совсем не нахожу ее красивой. Она показалась мне любезной, беседу ведет легко, но с легкой ноткой претенциозности.

------
Вместо заключения:
Не мне судить, сколь занимательно было это путешествие в пушкинскую эпоху.
Мы узнали немного больше о трёх женщинах, чьи имена, титулы и судьбы могли иметь отношение к загадочной «супруге» Дантеса.
Все три были знакомы с Пушкиным.
Все годятся на роль приятельницы Дантеса. Но лишь одна могла быть его тайной «Супругой».
Но какая? – вопрос по-прежнему остается без ответа.
И окончательного приговора еще нельзя произнести.

Приглашаю читателей выразить свое мнение  через форму КОНТАКТЫ или непосредственно по эл.адресу сайта:
Светлана Балашова
<mroczkovskajabalashova.svetla@yandex.ru>


Примечания и комментарии


[1]“Звезда”, N 9. С. 173.

[2] Последний год жизни Пушкина. Переписка. Воспоминания. Дневники. Письмо от 25 ноября 1836 г. М., Из­во “Правда” 1988, с. 372.

 

 

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | -7-
© 2005-2019 Все страницы сайта, на которых вы видите это примечание, являются объектом авторского права. Мое авторство зарегистрировано в Агентстве по авторским правам и подтверждено соответствующим свидетельством. Любезные читатели, должна вас предупредить: использование любого текста возможно лишь после согласования со мной и с обязательной ссылкой на источник. Нарушение этих условий карается по Закону об охране авторских прав.РейÑ?инг@Mail.ru